некоммерческий независимый интернет-проект
УДМУРТОЛОГИЯ
удмуртский научно-культурный информационный портал
главная страница
новости портала
поиск

наши проекты

Изучение
удмуртского языка


Удмуртские шрифты и раскладки

Первый
удмуртский
форум


Каталог
удмуртских
сайтов


Удмуртский национальный интернет

Научная
библиотека


Геральдика
Удмуртии


Сайт Дениса
Сахарных


обратная связь
благодарности

дружественные
проекты

Википедия
удмурт кылын


Научный журнал
«ИДНАКАР»


Магазин
«Сделано в Удмуртии»


Ethnic Radio

РуссоВекс

Книги Удмуртии –
почтой


Удмурт блог
Романа Романова


UdmOrt.ru

Ошмесдинь
научная библиотека

Дмитрий Репников

ГОСУДАРСТВЕННОЕ УПРАВЛЕНИЕ ИЗДАТЕЛЬСКИМ ДЕЛОМ
В УДМУРТИИ В ГОДЫ ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ

Издано: Репников, Д. В. Государственное управление издательским делом в Удмуртии в годы Великой Отечественной войны // Вестн. Удм. ун-та. Сер.: Филологические науки – 2005. – Вып. 5, ч. 1: Журналистика. – С. 15–23. Оригинальная разбивка на страницы сохранена (обозначена в местах разрыва цифрами голубого цвета в квадратных скобках). Публикация также доступна на официальном сайте журнала «Вестник Удмуртского университета » (.pdf).

За годы, прошедшие со времени установления Советской власти до начала Великой Отечественной войны, система государственного управления издательским делом в Удмуртии неоднократно перестраивалась1. Последняя её предвоенная реорганизация была проведена на основании постановления СНК Удмуртской АССР № 1655 «Об организации Управления Издательств и Полиграфии» от 29 ноября 1940 г. (принятого в свою очередь во исполнение постановления Экономического Совета при СНК РСФСР № 35 от 24 октября 1940 г.), согласно которому на базе существовавшего при Удмуртском государственном издательстве (Удгизе) Управления Полиграфической Промышленности (УПП при Удгизе) при республиканском правительстве было организовано Управление Издательств и Полиграфии (УИиП при СНК УАССР)2. В его ведение были переданы Удгиз (в систему которого входили Ижевская государственная типография, ФЗУ полиграфистов и торговая сеть издательства, включавшая 7 книжных магазинов, 4 киоска и библиотечный коллектор3), издательства «Удмуртская правда» и «Красное Прикамье», редакции районных газет и 36 государственных типографий из 41 имевшейся в республике (кроме типографий ОГИЗа и ведомственных)4.

УИиП при СНК УАССР было призвано руководить планово-финансовой и оперативно-производственной деятельностью подведомственных ему предприятий (рассматривать, утверждать и контролировать выполнение их производственно-финансовых и тематических планов); осуществлять административно-хозяйственное и техническое руководство последними (регулярно обеспечивать их производственными материалами, разрабатывать мероприятия по рациональному использованию наличного полиграфического оборудования, реконструкции существующих предприятий и организации новых); обеспечивать подготовку и переподготовку специализированных кадров для полиграфической промышленности Удмуртии; и др.5

Штатное расписание вновь образованного ведомства было утверждено СНК УАССР в количестве 14 единиц, в том числе 27 декабря 1940 г. начальником Управления был назначен Д. С. Павлов, и 1 января 1941 г. оно приступило к выполнению своих функций6.

[стр. 16] Очередная перестройка структуры управления издательским делом, как и в случае с организацией УПП при Удгизе, была проведена с целью «улучшения руководства полиграфической промышленностью…», поскольку УПП при Удгизе, также как ранее непосредственно Удгиз, «не обеспечил должного руководства местной полиграфической промышленностью»7. В связи с этим и после создания УИиП при СНК УАССР издательский процесс в Удмуртии находился под контролем республиканского правительства, главной целью которого было поддержать достигнутый уровень издательской деятельности и не допустить его падения. Так, в постановлении СНК УАССР № 477 «Об утверждении плана издания книжной продукции на 1941 г. по Государственному Издательству Удмуртской АССР» от 14 марта 1941 г., руководителям Удгиза и УИиП при СНК УАССР было указано на необходимость «усилить борьбу за дальнейшее улучшение качества и оформления издаваемых книг, ускорение выхода их в свет», «строго контролировать выполнение месячных и квартальных графиков по выпуску литературы, привлекая при этом срывающих график к строжайшей ответственности, как за срыв государственного задания»8.

В целом процесс развития издательского дела в Удмуртии в предвоенные годы характеризовался постепенным увеличением объёмов выпуска печатной продукции и ростом её потребления. На 1 января 1941 г. в УАССР издавалось 56 газет, в том числе пять республиканских — «Удмуртская правда», «Удмурт коммуна», «Егит большевик» («Молодой большевик»), «Дась лу!» («Будь готов!») и «Ленин юлы» («Ленинский путь»), 47 районных и четыре многотиражных9. Их разовый тираж увеличился со 148,1 тыс. экз. в 1939 г. до 162,8 тыс. экз. в 1940 г., что составило рост на 10 %, в том числе по районной печати, соответственно, с 66,2 тыс. экз. до 89,2 тыс. экз. или на 35 %. Общий тираж всех номеров газет вырос с 25.307 тыс. экз. в 1939 г., до 29.701 тыс. экз. в 1940 г. (17,4 %), в том числе по районной печати — с 9.724 тыс. экз. в 1939 г. до 11.169 тыс. экз. в 1940 г. (14,9 %)10.

Кроме того, выходил литературно-художественный журнал «Молот» — в 1940 г. было выпущено десять его номеров разовым тиражом одного номера в 2,7 тыс. экз. и годовым тиражом в 26,9 тыс. экз.11

Что касается непериодических изданий, то если в 1937 г. в Удмуртии было издано 117 названий книг и брошюр годовым тиражом 1010,0 тыс. экз., то в 1938 г. — 126 (1283,0 тыс. экз.), в 1939 г. — 158 (1269,8 тыс. экз.), а план Удгиза по изданию книжной продукции на 1941 г. был утверждён СНК УАССР в объёме 219 названий тиражом 1147 тыс. экз. В общей сложности к началу Великой Отечественной войны в Удмуртии было выпущено более 1650 названий книг и брошюр общим тиражом около 17 млн. экз.12

Война внесла существенные изменения в процесс развития издательского дела в Удмуртии. В области периодической печати они коснулись, прежде всего, количества названий и тиражности выпускавшихся изданий. По состоянию на 1 января 1944 г. в Удмуртии выходило 54 газеты, в том числе две республиканских — «Удмуртская правда» и «Советской Удмуртия» (так с ноября 1943 г. стала называться [стр. 17] «Удмурт коммуна»13), 49 районных и три многотиражных14. Издание республиканских газет «Егит большевик», «Дась лу!» и «Ленин юлы» было приостановлено ещё в начале войны в связи с уходом работников редакций на фронт15. Журнал «Молот» продолжал издаваться во второй половине 1941 г. (всего за год вышло восемь номеров общим тиражом 27,5 тыс. экз.) и был закрыт ближе к его окончанию по той же причине16. Издание журнальной продукции в Удмуртии возобновилось лишь незадолго до завершения Великой Отечественной войны, когда в январе 1945 г. был выпущен первый номер общественно-политического журнала отдела пропаганды и агитации Удмуртского обкома ВКП(б) «Блокнот агитатора»17.

Разовый тираж газет снизился со 162,8 тыс. экз. в 1940 г. до 119,2 тыс. экз. в 1943 г. (в том числе республиканских, соответственно, с 61,1 тыс. экз. до 33,7 тыс. экз., районных — с 89,2 тыс. экз. до 75,0 тыс. экз., низовых — с 12,5 тыс. экз. до 10,5 тыс. экз.) и 79,0 тыс. экз. в 1944 г.18

Таким образом, если общее количество издававшихся в Удмуртии газет за годы войны изменилось незначительно по сравнению с предвоенным периодом, то их тиражность сократилась довольно заметно.

Основной причиной этого был дефицит газетной бумаги, вследствие чего советские и партийные органы были вынуждены периодически принимать решения относительно республиканских и районных газет, направленные на сокращение тиражности последних. Так, 5 мая 1942 г. Бюро Удмуртского ОК ВКП(б) был рассмотрен вопрос «О решении ЦК ВКП(б) о республиканских и районных газетах», и по результатам рассмотрения принято решение тираж республиканской газеты «Удмуртская правда», установленный на 1942 г. в количестве 44,0 тыс. экз. (в том числе 12,0 тыс. экз. на удмуртском языке), сократить на 6,6 тыс. экз. (из них на русском языке на 2,6 тыс. экз., на удмуртском языке на 4,0 тыс. экз.); тираж всех районных газет Удмуртии, установленный на 1942 г. в количестве 107,5 тыс. экз. (в том числе 52,3 тыс. экз. на русском языке и 55,2 тыс. экз. на удмуртском языке), сократить до 87,9 тыс. экз. (из них на русском языке — 44,35 тыс. экз., на удмуртском языке — 43,55 тыс. экз.); районные газеты Кулигинского, Красногорского, Кизнерского и Старо-Зятцинского районов УАССР издавать только на русском языке19.

Кроме того, сокращение тиражности газет было вызвано недовыполнением планов издания печатной продукции, которое приводило к тому, что при составлении перспективных производственно-финансовых планов по периодической печати плановые показатели по тиражности не изменялись, а иногда даже снижались. Невыполнение планов, в свою очередь, объяснялось тем, что, как указывал в направленной в СНК УАССР «Объяснительной записке по исполнению плана издания и финансирования районной печати» за 1944 г. начальник УИиП при СНК УАССР А. И. Гаврилов (сменивший в этой должности Д. С. Павлова 27 марта 1942 г.20), «фонд газетной бумаги поступал несвоевременно, с одной стороны, с другой — отдельные редакции, как Бемыжская, Глазовская, Кезская, Селтинская, Ярская, Як-Бодьинская и др. редакции слабо вели борьбу за выполнение плана издания газеты»21, что [стр. 18] было обусловлено, прежде всего, уходом значительной части квалифицированных типографских работников на фронт.

В области непериодической печати Удмуртии одним из первых следствий начала войны явилось резкое сокращение потребления книжной продукции, приведшее к оседанию на складах Удгиза значительной части полностью или частично отпечатанных к 22 июня 1941 г. тиражей изданий мирного времени. В особенности это коснулось произведений классиков марксизма-ленинизма, социально-экономической, художественной, сельскохозяйственной литературы и литературы на удмуртском языке22.

С учётом данного обстоятельства и военной обстановки в целом, в первые же дни войны УИиП при СНК УАССР и правительством республики был пересмотрен первоначальный вариант производственно-тематического плана Удгиза на 1941 г., из которого были исключены издания невоенного характера и запланирован выпуск большого количества книг, брошюр, лозунгов, плакатов и листовок, отражавших военно-оборонную тематику. В частности, такие издания, как, например, «В помощь изучающим историю ВКП(б)», «Ленин и Сталин в истории Удмуртии» и т. п. были вообще сняты с производства, а ряд произведений из разделов социально-экономической (работы В. И. Ленина «Что делать?», «Что такое друзья народа и как они воюют против социал-демократов», «Детская болезнь "левизны" в коммунизме», «Пролетарская революция и ренегат Каутский», и др.), сельскохозяйственной и детской и художественной литературы (произведения Д. Дефо, Д. Свифта и др.) отнесён на 1942 г. Вместо них в план были включены такие издания, как «Выступление по радио товарища Сталина 3 июля 1941 г.», «Выступление по радио товарища Молотова 22 июня 1941 г.», «Защита Отечества — долг каждого гражданина СССР», «Будь готов к ПВХО», «Огневая подготовка», художественная и детская литература на военно-оборонные темы, как-то: «Рассказы об артиллерии» Л. Савельева, «Четыре боевых случая» Л. Успенского и др.23

Кроме того, был создан резервный фонд расходных материалов (печатной, альбомной и обложечной бумаги, картона, переплётных тканей и т. д.) на непредвиденные издания, необходимость в выпуске которых могла возникнуть в условиях военного времени24. Впоследствии, вплоть до конца войны, формирование резервных фондов, предоставлявших «возможность к изданию литературы по срочным и важным вопросам, вытекающим в процессе выполнения плана, но не предусмотренным в плане…»25, практиковалось ежегодно. Так, утверждённый СНК УАССР тематический план Удгиза на 1944 г. по разделу социально-экономической литературы предусматривал «резерв 13 названий на непредвиденные издания»26.

Главной причиной формирования резервов была характерная для военного периода хроническая необеспеченность Удгиза расходными материалами, прежде всего, печатной бумагой, и серьёзные трудности в снабжении ими. Так, уже во второй половине 1941 г. в связи с началом войны в издательство печатной бумаги совсем не поступило и оно было поставлено перед необходимостью приспосабливаться к работе в условиях, когда «совсем не получено нарядов на [стр. 19] обложечную бумагу, картон, переплётные ткани. … для переплётов нет ни картона, ни тканей, ни обложечной бумаги, никаких других заменителей»27. В итоге, обстоятельства военного времени объективно вели к тому, что имевшиеся запасы сырья в первую очередь расходовались на самые необходимые и неотложные издания военно-патриотического характера. Прежде всего, это были агитационно-пропагандистские материалы (плакаты, листовки, лозунги и т. п.), которые в течение всей войны занимали значительное место в издательской деятельности Удгиза: в 1941 г. из выпущенных издательством 289 названий печатной продукции они составили 138, в 1943 г. из 171 — 100, в 1944 г. из 113 — 5928.

Приоритетное положение военно-патриотических изданий, с одной стороны, и, с другой стороны, крайняя ограниченность сырьевых фондов, в совокупности приводили к тому, что многие запланированные и готовые к печати рукописи (главным образом рукописи учебников29) задерживались либо совсем не сдавались в производство и автоматически переходили в план следующего года. Так, в тематическом плане Удгиза на 1944 г. по разделу «Учебники и методические пособия для удмуртских школ» из 40 намеченных к изданию названий, 11 являлись перешедшими из плана 1943 г.30

Выпуск школьных учебников, как и процесс развития издательского дела в республике в целом, в годы войны оставался под контролем СНК УАССР, систематически предпринимавшим меры по обеспечению своевременного их выпуска и снабжения ими удмуртских школ. Так, например, в постановлении № 1359 «О ходе издания стабильных учебников для Удмуртских начальных, неполных средних и средних школ» от 11 июля 1941 г., СНК УАССР, указав, что считает положение, сложившееся в этой области, угрожающим образовательному процессу в республике, обязал «управляющего Удгиза тов. Ложкина не позднее 1 августа 1941 г. сдать все учебники в производство с тем, чтобы обеспечить выполнение плана полностью к началу учебного года», и дал указание «начальнику Управления Полиграфии и Издательств при СНК тов. Павлову немедленно обеспечить типографию швейной проволокой и всеми необходимыми полиграфматериалами для срочного выпуска учебников и обеспечить постоянный контроль над производством»31. А, например, в постановлении № 310 «Об утверждении производственно-финансового плана и тематического плана изданий по Удмуртскому государственному издательству на 1944 г.» от 10 марта 1944 г., СНК УАССР, обратился в СНК РСФСР с ходатайством, во-первых, «выделить на издательские нужды УАССР на 1944 г. печатной бумаги 68 тонн, обложечной и альбомной бумаги 7 тонн, картона 10 тонн и переплётных тканей 7500 квадратных метров», во-вторых, «учитывая недостаточность выделенного фонда печатной бумаги на I квартал и отсутствие фондов на переплётные материалы… выделить на II квартал 1944 г. бумаги печатной 35 тонн, обложечной и альбомной 4 тонны, картона 6 тонн и переплётной ткани 4000 метров», и, в-третьих, обязал руководителей Удгиза и УИиП при СНК УАССР «принять меры к обеспечению своевременного выпуска изданий в издательстве и типографии»32.

Однако следует заметить, что принимая во внимание правительственные распоряжения, УИиП при СНК УАССР и Удгиз, в конечном счёте, часто были [стр. 20] вынуждены действовать сообразно объективным условиям военного времени, прямым следствием чего было то, что, в частности, планы выпуска учебной и методической литературы в период войны Удгиз систематически недовыполнял, из года в год издавая, в среднем, лишь половину запланированных названий: в 1941 г. из намеченных к публикации 43 названий учебников было издано только 29, в 1943 г. из 25 — 14, в 1944 г. из 40 — 15. При этом нормальным явлением стало то, что многие издания выпускались «без обложек, переплёты учебников, даже букварей, без картонных крышек», печатались на плохой бумаге33.

Невыполнение планов по отдельным разделам самым непосредственным образом отражалось на результатах годовых производственно-тематических планов Удгиза в целом, процент исполнения которых также год от года неуклонно падал, в частности, по количеству названий со 112 % в 1941 г., до 78 % в 1943 г. и 60,4 % в 1944 г.34

Наряду с необеспеченностью полиграфических предприятий УАССР производственными материалами, важной причиной срывов годовых планов издания печатной продукции в 1941—1945 гг. являлся и обострившийся в годы войны кадровый вопрос, выразившийся в нехватке квалифицированных специалистов, как рядового, так и руководящего звена, и в недостаточной квалифицированности наличных кадров.

Этот вопрос неоднократно поднимался в отчётной документации Удгиза. Так, в направленном в СНК УАССР «Объяснении к финансовому плану Удмуртгосиздата на 1945 г.», в частности говорилось, что «острый недостаток полиграфических кадров в Ижевской типографии (наборщиков, печатников, переплётчиков) и неисправность оборудования типографии (печатные машины, фальцевальные и др.)» привели к тому, что «в 1944 г. типография почти полгода давала издательству набор ручным способом только двумя наборщиками-учениками, которые в день давали по 0,2—0,5 листа вместо 1—1,5 листов, машинный набор из-за недостатка линотипистов месяцами лежал без движения. Отпечатанные книги фальцевались и сшивались ручным способом и лежали месяцами в переплётном цехе…»35 и т. д. Иными словами, имела место «большая затяжка производственных процессов типографских работ… по причинам частого отсутствия полиграфических, переплётных материалов, а также… квалифицированных рабочих»36.

В ответ СНК УАССР обязал «начальника Управления Издательств и Полиграфии тов. Гаврилова… подготовить во II полугодии 1944 г. для Ижевской типографии 20 рабочих, в том числе наборщиков 5 чел., линотипистов 5 чел., печатников 10 чел. и для райтипографии 10 чел.»37.

Наконец, следует отметить, что существенным недостатком, влиявшим на издательскую деятельность Удгиза в годы войны, прежде всего, на обеспечение своевременного выпуска печатной продукции, являлось «отсутствие главного редактора с 1941 г. и двух ответственных редакторов по партийно-политической и художественной литературе и корректоров», ставшее возможным, «главным образом, из-за низких ставок заработной платы»38.

[стр. 21] В целях повышения уровня материального обеспечения и закрепления издательских кадров, во исполнение соответствующего поручения Бюро Удмуртского обкома ВКП(б), 10 марта 1944 г. в постановлении № 310 «Об утверждении производственно-финансового плана и тематического плана изданий по Удмуртскому государственному издательству на 1944 г.», СНК УАССР, предложил Наркомату Торговли УАССР «приравнять работников Удмуртгосиздата в вопросах снабжения (дополнительным питанием и промтоварами) к соответствующим работникам редакций республиканских газет»39. А в постановлении № 1029 «Об утверждении производственного плана на 1944 г. по типографиям Управления Издательств и Полиграфии при СНК УАССР» от 11 августа 1944 г. было сказано: «Учитывая, что Ижевская типография выполняет большую работу по заданиям республиканских организаций, просить СНК СССР о переводе рабочих, ИТР и служащих Ижевской типографии на снабжение по I категории»40.

Таким образом, можно констатировать, что как в предвоенный период, так и в годы Великой Отечественной войны процесс развития издательского дела в Удмуртии находился под постоянным контролем органов государственного управления республики и, в частности, СНК УАССР, главным итогом деятельности которых в данном направлении было, на наш взгляд, то, что, несмотря на обусловленные военной обстановкой трудности, издание печатной продукции в Удмуртии в течение военных лет не прекращалось и, в частности, Удгизом в общей сложности было выпущено около 1 тыс. названий книг и других непериодических изданий общим тиражом 1400 тыс. экз.41 Среди последних превалировали издания пропагандистского характера («Германский фашизм несёт рабство народам», «Гитлеровщина — самый страшный враг», «Когда и как русский народ бил немецких фашистов», «Уничтожить немецких оккупантов до единого», «Фашистские людоеды») и литература, отражавшая военно-оборонную тематику («Подвиг связистов», «Путь танкистов»). Особое внимание уделялось также и изданию имевшей практическую значимость медицинской и сельскохозяйственной литературы («Как предупредить болезни сельскохозяйственных животных», «Как уберечь детей от желудочно-кишечных заболеваний», «Сыпной тиф»). Однако в то же время необходимо обратить внимание на то, что, несмотря на приоритетное положение указанных изданий, в военный период Удгизом продолжала выпускаться и художественная литература — на русском и удмуртском языках печатались произведения Л. Н. Толстого, М. Горького, стихотворения М. Ю. Лермонтова, басни И. А. Крылова, а также сборники стихов, рассказов, очерков удмуртских писателей — М. Петрова, А. Лужанина, Т. Шмакова, И. Дядюкова, С. Широбокова, и др.42

С другой стороны, важно заметить, что, несмотря на предпринимавшиеся органами государственного управления УАССР меры по поддержанию в республике довоенного уровня издательской деятельности, определяющими процесс развития последней в 1941—1945 гг., тем не менее, являлись следующие основные факторы:

— крайняя ограниченность запасов необходимых для выпуска печатной продукции производственных материалов, вызванная серьёзными перебоями в [стр. 22] снабжении ими вследствие сильной перегруженности транспортных путей и необходимости приоритетной перевозки военных грузов;

— неукомплектованность государственного издательства, редакций газет, полиграфических предприятий Удмуртии специализированными кадрами, как рядового, так и руководящего звена, обусловленная, в первую очередь, уходом большей их части на фронт, и недостаточная квалифицированность наличных кадров;

— нехватка либо неисправность полиграфического оборудования, зачастую делавшая неизбежным переход от механизированного труда к ручному.

Эти факторы вызвали резкое сокращение материальных возможностей Удгиза и районных типографий республики, которое, в совокупности с переключением последних на обусловленный началом Великой Отечественной войны преимущественный выпуск продукции военно-патриотического характера, стало главной причиной невыполнения годовых производственных планов и привело к тому, что имевшая место в Удмуртии в довоенный период тенденция роста объёмов выпуска печатной продукции с началом войны постепенно превратилась в свою противоположность.

Список литературы и источников

1 Подробнее см.: Фролова Г. Д. Удмуртская книга. История книгопечатания. Современная книга. – Ижевск, 1982.
2 ЦГА УР. Ф. Р–551. Оп. 2. Д. 273. Л. 704об; Ф. Р–1101. Оп. 1. Д. 3. Л. 1.
3 Фролова Г. Д. Указ. соч. – С. 125.
4 ЦГА УР. Ф. Р–551. Оп. 2. Д. 324. Л. 2, 5; Ф. Р–620. Оп. 1. Д. 35. Л. 100; Оп. 2. Д. 324. Л. 5; Д. 325. Л. 436об–437; Ф. Р–1101. Оп. 1. Д. 3. Л. 1.
5 Там же. Ф. Р–1101. Оп. 1. Д. 3. Л. 1; Д. 37. Л. 2–3.
6 Там же. Ф. Р–551. Оп. 2. Д. 273. Л. 704об, 766об; Д. 325. Л. 321об.
7 Там же. Д. 273. Л. 374об, 554.
8 Там же. Д. 325. Л. 274об.
9 Дзюина К. Н. Удмуртская книга. 1917–1974. Каталог удмуртских изданий. – Ижевск, 1976. – С. 277; Удмуртская республика: энциклопедия. – Ижевск, 2000. – С. 142.
10 ЦГА УР. Ф. Р–551. Оп. 2. Д. 324. Л. 11; Ф. Р–1101. Оп. 1. Д. 18. Л. 2.
11 Там же. Ф. Р–229. Оп. 2. Д. 213. Л. 4–5.
12 Удмуртская республика: энциклопедия. – С. 142; Фролова Г. Д. Указ. соч. – С. 127; ЦГА УР. Ф. Р–551. Оп. 2. Д. 325. Л. 274об.
13 Там же. С. 697.
14 ЦГА УР. Ф. Р–620. Оп. 1. Д. 35. Л. 100.
15 Дзюина К. Н. Указ. соч. – С. 17, 277.
16 ЦГА УР. Ф. Р–229. Оп. 2. Д. 213. Л. 4–5; Ф. Р–1101. Оп. 1. Д. 11. Л. 13.
17 Удмуртская республика: энциклопедия. – С. 203.
18 ЦГА УР. Ф. Р–620. Оп. 1. Д. 35. Л. 100; Д. 36. Л. 134; Ф. Р–1101. Оп. 1. Д. 18. Л. 2.
19 ЦДНИ УР. Ф. 16. Оп. 1. Д. 3431. Л. 13–14; Д. 3432. Л. 149–150.
20 ЦГА УР. Ф. Р–551. Оп. 2. Д. 415. Л. 162об.
21 Там же. Ф. Р–620. Оп. 1. Д. 36. Л. 133.
22 Там же. Ф. Р–1101. Оп. 1. Д. 11. Л. 2об.
23 Там же. Ф. Р–551. Оп. 2. Д. 324. Л. 44–44об; Литературная жизнь Удмуртии (1917–1957 гг.): библиографический указатель. – Ижевск, 1980. – С. 349, 351.
24 ЦГА УР. Ф. Р–1101. Оп. 1. Д. 11. Л. 2.
25 Там же. Ф. Р–229. Оп. 2. Д. 224. Л. 27.
26 Там же.
27 Там же. Ф. Р–229. Оп. 2. Д. 224. Л. 28; Ф. Р–1101. Оп. 1. Д. 11. Л. 2.
28 Там же. Л. 34, 42а–43; Ф. Р–620. Оп. 1. Д. 36. Л. 131–132; Ф. Р–1101. Оп. 1. Д. 11. Л. 2, 13.
29 Фролова Г. Д. Указ. соч. – С. 133.
30 ЦГА УР. Ф. Р–229. Оп. 2. Д. 224. Л. 27; Ф. Р–1101. Оп. 1. Д. 11. Л. 2об.
31 Там же. Ф. Р–551. Оп. 2. Д. 325. Л. 569–569об.
32 Там же. Д. 535. Л. 124об–125.
33 Там же. Ф. Р–229. Оп. 2. Д. 223. Л. 4; Д. 224. Л. 27–27об, 42а–43; Ф. Р–1101. Оп. 1. Д. 11. Л. 13; Фролова Г. Д. Указ. соч. – С. 135.
34 ЦГА УР. Ф. Р–229. Оп. 2. Д. 224. Л. 34, 42а–43; Ф. Р–620. Оп. 1. Д. 36. Л. 131–132; Ф. Р–1101. Оп. 1. Д. 11. Л. 2, 13.
35 Там же. Ф. Р–620. Оп. 1. Д. 36. Л. 132.
36 Там же. Ф. Р–229. Оп. 2. Д. 225. Л. 6.
37 Там же. Ф. Р–551. Оп. 2. Д. 535. Л. 406.
38 Там же. Ф. Р–620. Оп. 1. Д. 36. Л. 132.
39 Там же. Ф. Р–229. Оп. 2. Д. 224. Л. 34.
40 Там же. Ф. Р–551. Оп. 2. Д. 535. Л. 406.
41 Двадцать пять лет Советской Удмуртии (1920–1945 гг.). – Ижевск, 1945. – С. 164.
42 Подробнее см.: Дзюина К. Н. Указ. соч. – С. 209–210, 237; История удмуртской советской литературы: В 2 т.– Устинов, 1987. – С. 179–195. – Т. 1.; Литературная жизнь Удмуртии. – С. 337–353.


сгу факультет журналистики — Описание моделей автомашин Ford Focus изучить

Подпишись!
Будь в курсе новостей сайта «Удмуртология»
и других удмуртских интернет-проектов


Рассылки Subscribe.Ru Рассылки Yahoo!
Новости удмуртского
национального интернета



Новости удмуртского
национального интернета



URL данной страницы:
http://www.udmurt.info/library/repnikov/uprizdat.htm


наш баннер
Udmurtology
каталоги
Rambler's Top100
Находится в каталоге Апорт
AllBest.Ru






WebList.Ru
 
Denis Sacharnych 2002-2009. Положение об использовании материалов сайта