некоммерческий независимый интернет-проект
УДМУРТОЛОГИЯ
удмуртский научно-культурный информационный портал
главная страница
новости портала
поиск

наши проекты

Изучение
удмуртского языка


Удмуртские шрифты и раскладки

Первый
удмуртский
форум


Каталог
удмуртских
сайтов


Удмуртский национальный интернет

Научная
библиотека


Геральдика
Удмуртии


Сайт Дениса
Сахарных


обратная связь
благодарности

дружественные
проекты

Википедия
удмурт кылын


Научный журнал
«ИДНАКАР»


Магазин
«Сделано в Удмуртии»


Ethnic Radio

РуссоВекс

Книги Удмуртии –
почтой


Удмурт блог
Романа Романова


UdmOrt.ru

Ошмесдинь
научная библиотека

Дмитрий Репников

ИНСТИТУТ УПОЛНОМОЧЕННЫХ ГКО: ФУНКЦИИ И ПОЛОЖЕНИЕ В СИСТЕМЕ ОРГАНОВ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ВЛАСТИ И УПРАВЛЕНИЯ СССР ПЕРИОДА ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ

Комментарий: В статье на основе документов Российского государственного архива социально-политической истории (РГАСПИ) выясняется функциональное назначение института уполномоченных Государственного Комитета Обороны (ГКО) в годы Великой Отечественной войны, его положение в системе государственных органов СССР периода 1941–1945 гг.

Издано: Репников, Д. В. Институт уполномоченных ГКО: функции и положение в системе органов государственной власти и управления СССР периода Великой Отечественной войны // Вестн. Помор. ун-та. Сер.: Гуманитарные и социальные науки. – 2008. – № 11. – С. 56–59. Оригинальная разбивка на страницы сохранена (обозначена в местах разрыва цифрами голубого цвета в квадратных скобках).

Неудачное для Советского Союза начало Великой Отечественной войны вызвало острую необходимость в принятии практических мер, нацеленных на укрепление вертикали распорядительной власти и её исполнительных механизмов в центре и на местах. Важнейшим мероприятием, предпринятым партийно-государственным руководством СССР в этой области, явилось создание чрезвычайных (внеконституционных) властно-управленческих структур, наиболее значительной из которых стал Государственный Комитет Обороны (ГКО), образованный 30 июня 1941 г. совместным постановлением Президиума Верховного Совета СССР, Совета Народных Комиссаров СССР и ЦК ВКП(б) под председательством И. В. Сталина1.

В постановлении указывалось, что в руках ГКО сосредоточивается вся полнота власти в государстве и что все граждане, все партийные, советские, комсомольские и военные органы обязаны беспрекословно выполнять его решения и распоряжения. Таким образом, ГКО был поставлен над всеми существовавшими в СССР на тот период времени властно-управленческими структурами, а назначение председателем ГКО И. В. Сталина означало, по сути, окончательное завершение процесса полной централизации власти в государстве в его руках.

Вместе с тем, в постановлении было определено главное функциональное назначение вновь образованного органа: его организация была произведена «в целях быстрой [стр. 57] мобилизации всех сил народов СССР для проведения отпора врагу…»2.

В рамках этой цели, одной из важнейших функций ГКО была организация бесперебойной работы оборонной промышленности СССР, а также промышленных отраслей её обслуживавших, путём осуществления непосредственного руководства и контроля над деятельностью соответствовавших государственных органов отраслевого управления, переданных из ведения СНК СССР в ведение ГКО, и всей системы подведомственных им промышленных предприятий (из ведения СНК СССР в ведение ГКО были переданы наркоматы оборонной промышленности (Наркомавиапром, Наркомтанкопром, Наркомбоеприпасов, Наркомвооружения, Наркомминвооружения, Наркомсудпром), железнодорожного и водного транспорта (НКПС, Наркомречфлот, Наркомморфлот, ГУСМП), чёрной и цветной металлургии, угольной, нефтяной, химической, резиновой, бумажно-целлюлозной, электротехнической промышленности и Наркомат электростанций).

Ключевая роль в реализации этой функции ГКО отводилась корпусу его уполномоченных, главной задачей которых был контроль на местах над претворением в жизнь постановлений ГКО по выпуску военной продукции.

Первые уполномоченные ГКО были назначены 2 июля 1941 г. постановлением ГКО № 7 на заводы Наркомата вооружения СССР (А. А. Савченко — на завод № 2 г. Коврова, А. П. Чекинов — на заводы №№ 71 и 74 г. Ижевска) и в Смоленскую область РСФСР (И. С. Хохлов)3.

Круг прав и обязанностей уполномоченных ГКО закреплялся иногда в специально принятых постановлениях ГКО и специально разработанных положениях, регулировавших их деятельность (как в случае с уполномоченным ГКО по вопросам координации и усиления научной работы в области химии для нужд обороны страны, председателем Комитета по делам высшей школы при СНК СССР С. В. Кафтановым4). Основными же документами этого рода в 1941—1945 гг. являлись мандаты уполномоченных ГКО, которые подписывались председателем ГКО И. В. Сталиным. В мандатах чётко определялись практические задачи, которые ГКО ставил перед своими уполномоченными, и которые разнились в зависимости от цели и места назначения последних. На уполномоченных ГКО, деятельность которых была связана с организацией военного производства, возлагалась обязанность обеспечить не только скорейшее выполнение, но и перевыполнение плановых программ по производству тех или иных видов вооружений: мандат уполномоченного ГКО по заводу № 153 Наркомата авиационной промышленности СССР Г. П. Лешукова: «…возлагается обязанность немедля обеспечить скорейший выпуск и максимальное развитие производства боевых самолётов Лагг-3 для нужд фронта»5; мандат уполномоченного ГКО по заводу № 507 (Венюковский) П. М. Зернова: «…возлагается задача обеспечения безусловного перевыполнения ежесуточного плана производства крупнокалиберных пулемётов ДШК»6; мандат уполномоченного ГКО по заводу № 174 Наркомата среднего машиностроения СССР Н. Д. Пузырёва: «…возлагается обязанность немедля обеспечить перевыполнение программы по выпуску [танков] Т-50 для нужд фронта»7 (выделено нами, — Д. Р.); и т. д.

Основная же источниковедческая ценность мандатов уполномоченных ГКО состоит в том, что именно они дают представление о положении института уполномоченных ГКО в системе органов государственной власти и управления СССР военного периода. [стр. 58] По воспоминаниям уполномоченного ГКО по заводам, изготовлявшим танки Т-60 и корпуса танков КВ В. С. Емельянова, «когда мне секретарь обкома… вручил мандат уполномоченного ГКО…, я ещё не понимал, какую он имеет силу»8. Действительно, тексты мандатов содержали формулировки следующего типа: мандат особоуполномоченного ГКО по производству 76-мм дивизионных пушек на заводе № 221 «Баррикады» (г. Сталинград) А. С. Чуянова: «Предоставить тов. Чуянову право привлекать в помощь заводу № 221 любые предприятия и мобилизовать необходимые материальные ресурсы города Сталинграда и области»9; мандат уполномоченного ГКО по производству снарядов М-13 Н. П. Фирюбина: «Все партийные, хозяйственные и советские организации обязаны оказывать всяческую помощь т. Фирюбину в выполнении им обязанностей уполномоченного ГКО»10; мандат уполномоченного ГКО по производству боеприпасов в г. Москве Г. М. Попова: «Предоставить право… размещать заказы на боеприпасы на всех предприятиях г. Москвы независимо от их подчинения»11 (выделено нами, — Д. Р.); и т. д.

Помимо этого, дополнительно представление о положении института уполномоченных ГКО в системе органов государственной власти и управления СССР в 1941—1945 гг. дают возможность составить следующие документы.

26 февраля 1944 г. заместитель заведующего организационно-инструкторским отделом ЦК ВКП(б) (?) Ратнер направил секретарю ЦК партии Г. М. Маленкову докладную записку, в которой констатировал факт наличия конфликта полномочий («неправильных отношений») между заместителем наркома лесной промышленности СССР Т. Ф. Трудовым, назначенным уполномоченным ГКО по лесозаготовкам в Архангельской области, и руководством Архангельского обкома ВКП(б). Записка была составлена на основании жалоб, с которыми обе конфликтовавшие стороны обратились в ЦК партии. По словам Т. Ф. Трудова, на его «указания как уполномоченного ГОКО… руководители обкомпарта реагируют болезненно», в связи с чем он просил ЦК ВКП(б) разъяснить руководству Архангельского обкома партии и облисполкома, что его «указания… являются обязательными не только для лесозаготовительных предприятий Наркомлеса и НКПС, но и для… областных организаций»12. В свою очередь, первый секретарь Архангельского обкома ВКП(б) Г. Огородников указывал на то, что Т. Ф. Трудов, «используя права, предоставленные ему как уполномоченному ГКО… стал на путь подмены партийных и советских органов области» (выделено нами, — Д. Р.), «на путь полного игнорирования указаний и решений обкома ВКП(б) и облисполкома», и просил ЦК ВКП(б) «принять необходимые меры»13.

Логично, на наш взгляд, предположить, что в данном случае имело место неадекватное применение прав уполномоченного ГКО, которое, как справедливо заметил Н. С. Гишко, «допускало возможность принятия волюнтаристских решений, что в период войны оборачивалось большими издержками и потерями»14. Во всяком случае, именно этим, по нашему мнению, можно объяснить решение об отзыве Т. Ф. Трудова с должности уполномоченного ГКО, принятое ЦК ВКП(б) в результате изучения всех обстоятельств описанной конфликтной ситуации и, очевидно, обусловленное стремлением не допустить возможности её отрицательного влияния на работу лесной промышленности Архангельской области: «Неправильно то, что заместитель наркома тов. Трудов, являясь начальником Главного управления "Северолес", основного заготовителя древесины в Архангельской области, одновременно является и уполномоченным [стр. 59] ГКО по области. На этом основании тов. Трудов решил, что он независим от местных организаций и стоит над ними. Тов. Трудов, как начальник Главка, ведущего заготовки в Архангельской области, должен быть освобождён от обязанности уполномоченного ГКО»15 (выделено нами, — Д. Р.).

Таким образом, процитированные документы позволяют сделать вывод о том, что уполномоченные ГКО обладали, по существу, неограниченными правами, а именно, по свидетельству А. И. Микояна, были наделены «всеми правами ГКО в области снабжения фронта…»16 (выделено нами, — Д. Р.). Всем органам власти и управления предписывалось оказывать уполномоченным ГКО всяческое содействие в проводимых мероприятиях, любые их требования и распоряжения никем не могли быть взяты под сомнение и должны были выполняться неукоснительно. Подобное положение института уполномоченных ГКО в системе государственных органов полностью соответствовало, на наш взгляд, чрезвычайной обстановке военного времени, способствуя централизации государственного управления военной экономикой и повышению оперативности руководства последней в условиях войны.

Примечания

1 Правда. – 1941. – 1 июля.
2 Правда. – 1941. – 1 июля.
3 РГАСПИ. – Ф. 644. Оп. 1. Д. 1. – Л. 67; Там же. – Оп. 2. Д. 1. – Л. 97.
4 РГАСПИ. – Ф. 644. Оп. 2. Д. 3. – Л. 53.
5 РГАСПИ. – Ф. 644. Оп. 1. Д. 2. – Л. 208.
6 РГАСПИ. – Ф. 644. Оп. 2. Д. 3. – Л. 80.
7 РГАСПИ. – Ф. 644. Оп. 1. Д. 4. – Л. 51.
8 Комаров Н. Я. Государственный Комитет Обороны постановляет…: Документы. Воспоминания. Комментарии. – М., 1990. – С. 9.
9 РГАСПИ. – Ф. 644. Оп. 1. Д. 4. – Л. 21.
10 РГАСПИ. – Ф. 644. Оп. 1. Д. 7. – Л. 14.
11 РГАСПИ. – Ф. 644. Оп. 1. Д. 12. – Л. 157.
12 РГАСПИ. – Ф. 17. Оп. 122. Д. 75. – Л. 1.
13 РГАСПИ. – Ф. 17. Оп. 122. Д. 75. – Л. 2–4.
14 Гишко Н. С. ГКО постановляет… // Военно-ист. ж-л. – 1992. – № 2. – С. 32.
15 РГАСПИ. – Ф. 17. Оп. 122. Д. 75. – Л. 9.
16 Микоян А. И. Так было. – М., 1999. – С. 185.


рекомендации где можно купить диплом в Виннице недорого, лучший сайт по продаже дипломов в Украине

Подпишись!
Будь в курсе новостей сайта «Удмуртология»
и других удмуртских интернет-проектов


Рассылки Subscribe.Ru Рассылки Yahoo!
Новости удмуртского
национального интернета



Новости удмуртского
национального интернета



URL данной страницы:
http://www.udmurt.info/library/repnikov/instupoln2.htm


наш баннер
Udmurtology
каталоги
Rambler's Top100
Находится в каталоге Апорт
AllBest.Ru






WebList.Ru
 
Denis Sacharnych 2002-2009. Положение об использовании материалов сайта