некоммерческий независимый интернет-проект
УДМУРТОЛОГИЯ
удмуртский научно-культурный информационный портал
главная страница
новости портала
поиск

наши проекты

Изучение
удмуртского языка


Удмуртские шрифты и раскладки

Первый
удмуртский
форум


Каталог
удмуртских
сайтов


Удмуртский национальный интернет

Научная
библиотека


Геральдика
Удмуртии


Сайт Дениса
Сахарных


обратная связь
благодарности

дружественные
проекты

Википедия
удмурт кылын


Научный журнал
«ИДНАКАР»


Магазин
«Сделано в Удмуртии»


Ethnic Radio

РуссоВекс

Книги Удмуртии –
почтой


Удмурт блог
Романа Романова


UdmOrt.ru

Ошмесдинь
научная библиотека

Владимир Чураков

ЕЩЁ РАЗ О ПРОИСХОЖДЕНИИ РУССКОГО
АДМИНИСТРАТИВНО-ТЕРРИТОРИАЛЬНОГО ТЕРМИНА ДОРОГА

Издано: Чураков В.С. Ещё раз о происхождении русского административно-территориального термина дорога // Материалы межрегиональной научно-практической конференции «Материальная и духовная культура народов Урала и Поволжья: История и современность». Глазов, 2005. С. 142–143.

В XX в. в региональной средневековой историографии получило широкое распространение представление о делении территории Казанского ханства на пять даруг (Арскую, Алатскую, Галицкую, Зюрейскую или Чувашскую и Ногайскую), которое впоследствии было унаследовано русской администрацией Казанского края, якобы адаптировавшей казанско-татарский административно-территориальный термин даруга в его русский эквивалент дорога, случайно совпавший по звучанию с собственно русским словом дорога (=путь). Истоки подобной точки зрения, в наиболее развернутом виде впервые проявившейся в фундаментальном исследовании М. Г. Худякова “Очерки по истории Казанского ханства” (1923), благодаря которому она собственно и приобрела свою популярность, уходят корнями к краткому замечанию Д. А. Корсакова – редактора 4-6 выпусков XVIII тома Известий Общества археологии, истории и этнографии (1908), содержащих подборку документальных материалов по истории Казанского края XVIII в.

В водной статье Д. А. Корсаков, затрагивая научное значение публикуемых материалов, указывал, в частности, что «Список алфавитный Казанской провинции дворянам и прочим владельцам» (1771-1773), сообщает в числе прочих «интересные исторические данные» о разделении «Казанской провинции на пять дорог (правильнее даруг=округов)», сохранившегося «еще от времени Казанского татарского царства». В сноске приводится следующее пояснение: «Даруга – слово монгольское = правитель. Монголо-татарские улусы разделялись на округа, подчиненные даругам. Слово „даруга“, при русском владычестве, стало отождествляться с дорогой, т. е. путем, который вел от Казани в тот или другой округ Казанского улуса». Таким образом, мы видим, что главным аргументом, который приводится автором цитированного высказывания в пользу того, что Казанское ханство в период своей самостоятельности делилось на даруги является то, что употребляющийся в отношении подразделений Казанской провинции административно-территориальный термин дорога совпадает с русифицированным обозначением административной должности (sic!) дорога (< тюрк. даруга), изредка упоминаемой в древнерусских памятниках письменности золотоордынского времени.

Иными словами, распространенный, ставший уже «историографической традицией», взгляд на внутреннее территориальное деление Казанского ханства, основывается лишь на одном, к тому же не верифицируемом убеждении в том, что название административной должности даруга непременно должно было переноситься и на основные территориальные подразделения Золотой Орды и государств, образовавшихся в ходе ее распада. Между тем, нет ни одного источника, в котором бы слово даруга конкретно употреблялось в значении административно-территориальной единицы. Во всех случаях этим термином (вар. даруга-бек) обозначаются административные должности, при чем судя по встречающимся выражениям типа «даруга-беки внутренних и внешних городов», «даруга-беки внутренних селений и городов» или «волосные и городные и селные дороги», он использовался для обозначения должностных лиц самого различного ранга. Собственно в Казанском ханстве, исходя из данных ярлыков ханов Ибрагима (м/у 1467-1479) и Сахиб-Гирая (1523), обнаруженных соответственно в 1963 г. и 1912 г., в ханской канцелярии, судя по обороту «…и всем казанским вилайетам…» ярлыка Сахиб-Гирая и термину илагалары (мн. ч.) ярлыка Ибрагима, которому соответствует южноудмуртский термин эльйыр – ‘сотник’, основные провинции ханства обозначались арабским термином вилайет, а более мелкие территориальные подразделения термином ил.

В то же время в современных Казанскому ханству русских источниках его составные части называются, как правило, сторонами, причем перечисляются лишь четыре стороны Горная, Луговая, Побережная она же Ногайская и Арская. То, что основная территория ханства в административном отношении делилась только на эти четыре провинции, свидетельствует и употребление в отношении некоторых из них термина четверть – Арская четверть, Ногайская четверть. Термин же дорога в значении территориальной единицы применительно к Среднему Поволжью в русских источниках появляется лишь после окончательной ликвидации в 1552 г. Казанского ханства как самостоятельного государства. Ссылка Д. М. Исхакова (1995) на перевод от 1551 г. послания детей ногайского хана Юсуфа Юнуса и Али, адресованного Ивану Грозному, как на свидетельство того, что «деление на „даруги“ существовало уже в период Казанского ханства», базируется на неверной интерпретации источника. Перечисленные в последнем дороги указывают предполагаемый маршрут (путь) движения союзного войска: русские, должны были, выйдя из судов на правый берег Камы возле Лаишева перевоза (ок. современного Лаишева), далее направиться по трем дорогам Ногайской – ведущей из Казани через Лаишев перевоз в Ногайскую степь, Окречьской, ведущей, очевидно, к селению Укреч Култук (совр. Лаишевский р-н РТ) или к селению Угречь (совр. Пестречинский р-н РТ) и Якийской, ведущей, вероятно, к селению Аки (под Казанью). Сами же ногайцы должны были переправиться через Каму выше по ее течению у Чаллыева перевоза (ок. современных Набережных Челнов) и, двигаясь по Арской дороге, сжечь «остроги и крепости».

Из вышесказанного очевидно, что убедительно объяснить происхождение русского административно-территориального термина дорога его заимствованием из тюркских языков не представляется возможным. На наш взгляд, более правдоподобным, снимающим все дополнительные вопросы (в частности, свидетельствует ли наличие в переписных книгах особой Галицкой дороги в пользу того, что Галичь Мерский некогда был одним из центров Казанского ханства?!!), является так поспешно отвергнутая Д. А. Корсаковым версия о связи интересующего нас термина непосредственно с русским апеллятивом дорога в значении «путь». Именно к данному выводу в свое время в ходе изучения становления системы управления вновь присоединенным к Русскому государству краем, лишенным к тому же вследствие подавления многочисленных восстаний второй половины XVI в. каких-либо собственных политико-управленческих институтов, пришел И. П. Ермолаев (1982). Исследователь, на наш взгляд, совершенно справедливо заметил, что «дороги как территориально-административные единицы возникли, по-видимому, из дорог как транспортно-географических понятий». Этому главным образом способствовало то, что при первых описаниях завоеванных земель, писцы ориентировали селения относительно наиболее крупных путей сообщения выходящих из Казани (отсюда и некоторая сбивчивость в отнесении отдельных селений к той или иной дороге, а также их характерная форма в виде вытянутых треугольников, острые углы которых направлены в сторону Казани). В результате такой практики, по мнению И. П. Ермолаев: «наиболее важные транспортные магистрали начинают одновременно иметь административный смысл».

К сожалению, вывод, к которому пришел исследователь, оказался незамеченным в кругу его коллег, хотя в пользу того, что слово дорога является русским административно-территориальным термином свидетельствует и целый ряд других доказательств. Прежде всего, это передача русского термина дорога в соответствующих названиях татарским словом юл «путь», например Арча юлы (Арская дорога), Алат юлы (Алатская дорога). Но наиболее очевидна связь изначального значения у административно-территориального термина дорога обнаруживается, если обратиться к административному делению Башкирии XVIII в. Последняя состояла из четырех провинций-дорогКазанской, Осинской, Сибирской и Ногайской, получивших свои названия в соответствии с крупными путями сообщения, выходившими из Уфы в соответствующие пункты назначения. Вообще, следует сказать, что приобретение русским словом дорога=путь специального значения для обозначения территориальной единицы не является чем-то уникальным, достаточно вспомнить, что в средние века подобное расширение первоначального значения было свойственно и для скандинавского vegr – ‘путь’, откуда, кстати, и сохранившееся до наших дней название Норвегии (Nóregr < *Norđrvegar – ‘Северный путь’).



Я нашел кто делает пенофол недорого. — Стильного дизайна каменная столешница из искусственного камня от производителя Композит-Декор.

Подпишись!
Будь в курсе новостей сайта «Удмуртология»
и других удмуртских интернет-проектов


Рассылки Subscribe.Ru Рассылки Yahoo!
Новости удмуртского
национального интернета



Новости удмуртского
национального интернета



URL данной страницы:
http://www.udmurt.info/library/churakov/doroga.htm


наш баннер
Udmurtology
каталоги
Rambler's Top100
Находится в каталоге Апорт
AllBest.Ru






WebList.Ru
 
Denis Sacharnych 2002-2009. Положение об использовании материалов сайта